Из истории

Как Рентген открыл свои лучи

В ноябре 1895 года немецкий физик Вильгельм Конрад Рентген проводил эксперимент по изучению люминесценции, которая вызывалась катодными лучами. Для увеличения эффекта он поместил электронно-лучевую трубку и люминесцирующее вещество в черный картонный ящик и наглухо зашторил окна в лаборатории.

Включив электронно-лучевую трубку, Рентген неожиданно увидел вспышку света в другой половине комнаты. Оказалось, свет исходил от листа бумаги, покрытого платиноцианидом бария — люминесцирующим веществом. Рентген очень удивился и выключил электронно-лучевую трубку — свечение исчезло. Опять включил трубку — свечение появилось. Тогда он перенес бумагу в другую комнату — она продолжала светиться. Ученому стало ясно, что в электронно-лучевой трубке возникла некая форма излучения, способного проникать не только сквозь картон, но и сквозь стены.

У Рентгена не было никаких идей относительно природы этих лучей, поэтому он назвал их икс-лучами (Х-лучами). Рентген занимался Х-лучами около года и опубликовал о них три статьи, в которых было исчерпывающее описание новых лучей, впоследствии сотни работ его последователей, опубликованных на протяжении 12 лет, не могли ни добавить, ни изменить ничего существенного.

Рентген, потерявший интерес к Х-лучам, говорил своим коллегам: «Я уже все написал, не тратьте зря время». Рентгеновскими эти лучи назвали уже другие ученые. За их открытие Рентгену в 1901 году была присуждена Нобелевская премия по физике.

Интересно, что наибольшее впечатление на ученых произвела фотография руки, сделанная с помощью Х-лучей. В России лучи стали называть «рентгеновскими» по инициативе ученика Рентгена — Абрама Федоровича Иоффе.

В качестве студента-практиканта, а затем докторанта в лаборатории Рентгена Абрам Иоффе прошел суровую школу. Рентген был экспериментатором высочайшего класса, необычайно взыскательным к качеству и достоверности измерений. К прибывшему из России молодому человеку он относился без малейших скидок на недостаток подготовки и слабое владение иностранными языками.

После первых совместных экспериментов с магнитными свойствами радия профессор признал профессиональную состоятельность юноши. К этому времени собственные средства у студента закончились, и Рентген зачислил его своим ассистентом, открыв ему тем самым возможность для нормальной академической карьеры. Иоффе провел в лаборатории Рентгена 4 года, да и в последующие времена он неоднократно приезжал в Мюнхен к своему учителю.